По данным ООН на Донбассе погибло 9640 человек, боле 22430 получили ранения

В городе Днепродзержинске, переименованном украинскими властями в Каменское, на днях трое граждан сильно избили таксиста.

Будучи охранниками фриковатого нациста Яроша, граждане не привыкли ни в чем себе отказывать, ибо сегодня воля их и Украина — их.

Сначала они прицепились к мужику из-за того, что тот отвечал им по-русски, потом попытались заставить его выкрикнуть «Слава Украине», а когда он отказался, то разбили его машину, избили самого и прострелили ему обе ноги.

Огнестрельное ранение получил и коллега потерпевшего, прибывший на зов корпоративной солидарности с группой товарищей.
Надо понимать, что выкрик «Слава Украине!» — не простые слова. Вкупе с отзывом «Героям слава!» — это маркер «свой-чужой».
Или ты с должными рвением и децибелами произносишь эти формулы — или ты сепар, террорист и наймит Кремля. Следовательно, должен быть наказан быстро и всесторонне, что и сделали патриоты с таксистом.

И этому рутинному случаю мы бы не уделили ни единой строки, но ситуация неожиданно приняла пикантный оборот и, как бы сказал наш знаменитый ритор Кличко, окрасилась в те цвета, в которые она окрасилась. Внезапно выяснилось, что таксист и его жена — люди высокой социальной ответственности и большого патриотического сознания.

Жена таксиста, заламывая руки, поведала о том, как они с мужем с самого начала помогали воинам «АТО» всем чем могли, а именно — одеждой, водой и деньгами. И вот теперь — «а нас за что?».

В общем, стенала жена, мы проукраинцы, мы за Украину, но не за такую, где нас убивают. То есть Украина, которая три года убивает своих граждан в Донбассе, в общем и целом семейную пару устраивала и, более того, вызывала патриотический восторг, но внезапно что-то пошло не так.
А за какую Украину вы, собственно, скакали на Майдане — и что в итоге наскакали?
Этот вопрос необыкновенно важен в видах грядущего возвращения Донбасса в лоно Неньки. Поскольку все стороны Минских соглашений неустанно внушают себе и нам, что единственным приемлемым способом решения донбасского конфликта является скрупулезное следование начертанной в Минске дорожной карты, то никакой другой путь для Донбасса сегодня не рассматривается.

Особый статус, автономия, федерация или даже конфедерация — все эти благородные виды государственного устройства предлагаются разнообразными теоретиками для переучреждения Украины. Фейсбучные украинские миротворцы с оливковыми ветвями в клювах разной конфигурации на уточняющие вопросы реагируют визгливо, гневливо, но пусто.
Однако вопросы эти с неизбежностью возникнут, как только стороны сделают хотя бы один реальный шаг в направлении реализации означенного плана.
Вряд ли их удастся заболтать и закричать, какие бы драматические позы, устрашающие гримасы и велеречивые мантры ни призывались на помощь.

Итак, давайте посмотрим, что мы имеем. На Украине мы видим глубоко депрессированное и пассивное население, никак не противостоящее фашизированному квазигражданскому обществу, в котором первую скрипку играют частные карательные армии олигархов и их же частные идеологи.

Среди них — сознательные нацисты, полезные идиоты и откровенные заробитчане. Этим хунвейбинам на кормление отданы закошмаренное население, мелкий и средний бизнес.

Работать ребятишки не будут уже никогда, ибо одни из них надышались горячей крови в зоне «АТО», а другие и не покидали крупных городов, участвуя в рейдерских захватах и щедро оплачиваемых акциях устрашения биомассы.

В недрах этой публики и аффилированной с ним образованщины из числа работников СМИ и учебных заведений сформировался абсолютный консенсус по основным перспективам развития Украины.

А именно — окончательный разрыв с Россией, беспредельно хамское уничтожение героических страниц истории Украины в составе СССР, тотальное унижение русскоязычных сограждан и поражение их в правах, вассальная и беспрекословная зависимость от Запада и, конечно, испепеляющая ненависть к Донбассу.

Государственная власть всецело эти основополагающие принципы поддерживает, а по степени кровожадности и подлости зачастую даже сильно опережает праворадикалов.
Президент с ограниченным кругом допущенных к пиршеству подельников беспрепятственно допиливает останки украинской экономики, филигранно улестив нацистов. Оппозиция тихо попискивает из своих схронов: ее подвесили за причинное место реальной угрозой ареста и немножко купили обещаниями оставить бизнес хотя бы частично.
И вот, предположим в порядке бреда, что стороны выполнили Минские соглашения в полном объеме и — бинго! — мятежные регионы возвращаются в состав Украины.

Что же видит перед собой бывший «сепар», бывший «террорист», бывшая «жертва оккупационного режима», бывший «коллаборационист», замаравший себя сотрудничеством с бронетанковыми бурятами?
Он видит прежде всего, что родина холит и нежит героев так называемой АТО, строит на них новый государствообразующий миф и опирается во всех подлостях.
Тех самых, которые обстреливали мирное население донбасских городов и сел, а в свободное время развлекались изнасилованиями и убийствами в порядке частной инициативы. Тех самых, выгребавших под ноль имущество из домов граждан — включая стиральные машины с неслитой водой и снятые с петель резные чугунные ворота.

Неважно, что на большинство тех, кто вернулся с войны калеками, родина наплевала и забыла, выбрав лишь пару десятков фотогеничных ампутантов для духоподъемных картинок в патриотической прессе.

Важно, что там и сям, в городах и весях устроены мемориалы героям «АТО» и бесконечные аллеи мертвых киборгов. Школьники несут к их могилам цветы, там же проводятся торжественные линейки и поются повстанческие песни, не говоря уже о гимне.

Потом житель Донбасса узнает о льготах и дополнительных выплатах своим убийцам, видит земельные делянки, которыми родина вознаградила самых нарванных. Он приходит в государственное учреждение и наблюдает, что на руководящих должностях сидят все те же зигующие факелоносцы, каратели и нацисты.
И где бы он ни оказался, натыкается на злобные волчьи взгляды исподлобья, презрение и даже открытые угрозы от никем не урезоненных и ни за что не наказанных его убийц.
На днях президент Порошенко высказал идею о том, что музеи должны включать в свои экспозиции не только рассказы о героизме украинских солдат в годы Второй мировой войны (в составе канадских и американских войск, разумеется), не только эпос о самоотверженном противостоянии УПА* немецко-российскому фашизму, но и материалы о подвигах украинских киборгов в Донбассе. С обязательным преподаванием дидактического материала в школах и вузах.

И вот житель Донбасса отдает ребенка в школу, и тот приходит домой, преисполненный патриотического подъема — ведь на уроках ему рассказали о героической борьбе киборгов с сепаратистами, зомбированными российской пропагандой. Может теперь и доносец на родителя писануть…

Это все лирика, скажете вы. Вот станет Украина конфедерацией, и каждый регион будет решать самостоятельно, какой вектор развития ему избрать. Но и в конфедерации, осмелюсь доложить, вопросы, например, внешней политики принадлежат центру. Центр же неуклонно накручивает русофобскую истерику, и от полномасштабной войны с Россией мы предохранены разве что отсутствием ядерного оружия на территории этого странного образования.
В эту страну, с ее безумными порошенками, корчинскими, ницоями, ярошами, с ее геращенками, фарионами и шкиряками, должен вернуться Донбасс — упасть, так сказать, в теплые объятия заждавшейся его родины?
В страну, где, например, президент — менеджер сектора розничной торговли одной из известных торговых сетей, нежная дивчина в вышиванке, пишет на одном из известнейших сайтов невообразимое о том, что этнических русских надо бы давить танками и сжигать в газовых камерах, ведь, пишет барышня с высшим образованием, именно так и поступали сами русские при Сталине в отношении украинских дедов во время голодомора.

Дальше — традиционное о полном запрете русского языка на том основании, что русские якобы запретили в своей стране все другие языки. И самая мякотка на пике истерической дуги — запретить оказывать любую помощь русским, а за оказание таковой предателей наказывать.

Характерный своей сферической типичностью текст. Читателей не смущают ни очевидные передергивания, ни вопиющее невежество автора, ни даже эстетические убожество записи. В комментариях — тотальный страстный «одобрямс».

Нечто подобное — щедро залайканное и обильно перепощенное — ежедневно читают о себе жители Донбасса и русские граждане Украины, которые, кстати, зря надеются, что выкриками СУГС и помощью атошникам могут хоть сколько-нибудь обезопасить себя от деятельной ненависти сограждан.

«Постойте! — кричат мне миротворцы. — «Вы что же, мира не хотите?» Очень хочу. Я просто не понимаю, как преодолеть эти овраги. И когда я, сограждане, прошу у вас пошаговой программы, вы впадаете в истерическое неистовство.

Впрочем, некоторые обещают денацификацию «как это было в Германии». Для того, дорогие мои, чтобы это было как в Германии, нужна жесткая власть, обладающая политической волей денацифицировать отформатированное в духе «Украина понад усе» население. Оглянитесь — на каком гектаре от вас таковая виднеется?

Рассказывают, что после войны немцев загоняли в кинотеатры и насильственно показывали им документальные фильмы о зверствах их отцов, братьев, мужей. И они, потрясенные, в полном смятении, уходили домой, оплакивая ужас увиденного.

В школах, на предприятиях, в институтах, больницах, на стройках — везде и всюду людей денацифицировали твердой рукой, рассказывая им страшную правду, наказывая за нежелание ее слушать.

Нацисты были устранены с руководящих постов и университетских кафедр. Вся государственная идеология была перестроена в рекордно короткие строки, а репрессивная машина зорко отслеживала попытки уклонения.

Сегодня украинцы смотрят фильмы о запредельном садизме своих сограждан из карательных батальонов, но никакого массового катарсиса не происходит. Календарь закрывает этот лист — и всё. Рыбки-гуппи снова ничего такого не помнят.
Голый зад пранкера на Евровидении и похудевшая вдова Максакова безотказно вытесняют любую информацию и об убиваемых детях Донбасса, и об избитом таксисте, и о волне суицидов, и об очередной перемоге тоталитарного режима над собственным населением.
Социальные сети с восторгом отмажут любой садизм, любое людоедство, любое преступление против человечности. Стая отбивает любую попытку денацификации, любое вразумление, любое адресование к человеческому в человеке. Западные кураторы благосклонно или смущенно молчат.

Так куда возвращаться Донбассу?

Источник.