По данным ООН на Донбассе погибло 9640 человек, боле 22430 получили ранения

– Когда мне позвонили и сообщили о трагедии, я чуть с ума не сошла – боялась увидеть Полиночку без рук и ног, – рассказывает Ирина Владимировна.

Лето 2015 года выдалось жарким не только по погодным условиям. Жаркие были артобстрелы Горловки. Многие выехали из города подальше от трагедии, оставшиеся старались реже выходить на улицу. В те дни в поселке Румянцево было относительно спокойно, поэтому Ирина Владимировна отвезла дочь к бабушке и дедушке.

Валентина Васильевна души не чаяла в Полиночке, а та ей отвечала любовью и нежностью. Сидя в подвале во время обстрелов, бабушка рассказывала внучке разные истории, чтобы отвлечь девочку от страшных звуков, доносящихся сверху.

1 августа начался обстрел. Поля первой побежала в подвал, за ней дедушка с бабушкой. Долго в этот раз пришлось сидеть под землей – почти до часу ночи. И вдруг – тишина. 40 минут полной тишины дали возможность выбраться наверх и пойти в дом. Хотелось пить, есть, спать.

Все разошлись по разным комнатам, когда в крышу дома попал снаряд. Валентина Васильевна с Полей были в той комнате, куда он угодил.

Муж откапывал жену из-под завала и всё время звал, чтобы хоть кто-то откликнулся. Добравшись до Поли, увидел, что та жива. Жива была и Валентина Васильевна. Не обращая внимания на их состояние, мужчина опустил их в подвал. Обстрел продолжался, а прятаться было негде. Хоть какое-то убежище в полуразрушенном доме. А тут и подоспели соседи, которые вызвали службу МЧС и «скорую». Достав пострадавших из подвала, увидели, что обе ранены.

Сделав противошоковые инъекции, врачи увезли раненых в больницу. Черепно-мозговые травмы, контузия, осколочные ранения, ушибы, гематомы. В это же время врачи запретили звонить Ирине Владимировне и сообщать о трагедии – обстрелы продолжались. Вечером и, тем более, ночью рисковать жизнью было просто невозможно. Тем более, угрозы для жизни раненых доктора не обнаружили. Только утром Ирина Владимировна узнала о случившейся трагедии.

Приехав в больницу, мать не могла понять: Полина с бабушкой были молчаливы, словно сговорились и словно ничего не произошло. Только к концу следующего дня раненые стали эмоциональными. Теперь были и слезы, и истерики. Шок прошел, остался страх, что могло произойти, когда падала крыша дома.

До ранения Полина в школе училась отлично. Сейчас ей сложнее воспринимать материал уроков. Она и до ранения ходила в очках, а сейчас черепно-мозговая травма усугубила эту проблему. Но, несмотря на все, девочка мечтает поступить в музыкальное училище.

Когда Полине вручили путевку в Евпаторийский лагерь «Алые паруса», все в семье обрадовались, кроме девочки.

В первый день приезда в лагерь она измазала лицо зеленкой, чтобы никому не рассказывать, откуда на лице глубокие шрамы.

Ирина Владимировна счастлива от одной мысли, что, побывав под руинами дома, дочь жива. Она предлагает дочери различные кремы по восстановлению кожного покрова лица и надеется, что со временем шрамы будут не так заметны, ведь девочка растет.

Дата ранения: 01.08.2015

Причина ранения: в результате прямого попадания снаряда ВСУ в дом получила контузию, потеря слуха и памяти

Дело передано в МУС:

Дело передано в ЕСПЧ:






Дети (0-10) Дети (10-18) Женщины Мужчины

Смотреть всех раненых